Российская арктическая медицина включает много аспектов: деятельность государственных учреждений здравоохранения, медицинское обеспечение на Северном морском пути и, наконец, промышленное здравоохранение удалённых объектов — нефтегазовых, горно-металлургических и прочих предприятий Арктики. Эти составляющие должны быть связаны и помогать друг другу, но на практике так бывает не всегда.

В статье собрали информацию о медицинских ресурсах и перспективах развития здравоохранения в Арктике для моряков гражданского флота и работников удалённых предприятий.

Как устроена медицина в западной части Северного морского пути

В 1988 году Советский Союз ратифицировал Международную конвенцию по поиску и спасению на море (CAP). Россия, как правопреемник СССР, должна организовать в своей зоне ответственности систему поиска и спасения людей на судах, которые терпят бедствие. Отвечает за это Морская спасательная служба при Росморречфлоте.

В западной части на берегу сохранились медицинские многопрофильные центры. В Архангельске находится ФГБУЗ «Северный медицинский клинический центр им. Семашко». Это бывшая бассейновая больница, к которой должны быть приписаны моряки Северного бассейна. На 2015 год в СМКЦ было всего 8 судовых врачей со средним возрастом 61 год.

Организация по спасению людей в Белом и Баренцевом морях, судя по бассейновым планам Морспасслужбы, налажена. К медицинской эвакуации могут привлекаться обширные авиационные поисково-спасательные силы, военные корабли, силы МЧС, а также транспортные и рыболовные корабли в зоне бедствия. 

Круглогодичной работе западных морских спасательных координационных центров (МСКЦ) помогает тёплое течение Гольфстрим в Баренцевом море. Недавно его фиксировали в Карском море. МСКЦ в Мурманске курирует ещё и Сабетту — следующий порт в Карском море. На Сабетте одномоментно может находиться 30 000 вахтовиков, оттуда на запад, в Мурманск и Архангельск, идут сухогрузы и танкеры. В посёлке работает сеть врачебных и фельдшерских здравпунктов, которая обслуживает восемь крупных заказчиков.

Как устроена медицина Российской Арктики

Что с медицинским обеспечением на востоке Северного морского пути

На востоке, после Ямала, спасательные возможности резко сокращаются: на берегу нет крупных городов и медицинских центров. МСКЦ есть только в Диксоне. Собственных морских сил у МСКЦ в Диксоне нет. В случае поисково-спасательной операции там должны привлекать проходящие суда и ледоколы, обращаться за помощью в Сабетту или Дудинку, где есть дежурные буксиры в период навигации.

В посёлке, где живут 500 человек и через который добираются на месторождения Таймыра, нет больницы. Летом 2022 года был медпункт без оборудования с медсестрой, которая могла оказать первичную медико-санитарную помощь. Обращаться за другой помощью, например стоматологической, можно в Дудинку за 685 километров.

Оперативные эвакуации с борта кораблей пока невозможны. Большинство судов не оборудованы площадкой для посадки вертолёта, а у вертолётов нет лицензии для посадки на борт. Вертолёт может забрать пациента только с берега. Для эвакуации на берег используют буксиры и катера в период короткой летней навигации — в другое время нужен ледокол. На СМП работают пять атомных ледоколов, которые могут ломать лёд толщиной 2–3 метра: «Арктика», «50 лет Победы», «Ямал», «Таймыр», «Вайгач». У ледоколов есть план-график работ, они могут прийти на помощь из района производственной деятельности.

При Минздраве созданы территориальные центры медицины катастроф. Но об их работе, оснащении, персонале известно мало. Например, на сайте Территориального центра медицины катастроф ЯНАО в Салехарде последние новости датируются летом 2021 года.

Восток Севморпути обслуживает Администрация морских портов Восточной Арктики — Морской спасательно-координационный центр во Владивостоке с подцентрами в Тикси и Певеке.

Тикси принимает летом сухогрузы и небольшие танкеры — они везут уголь, древесину, нефтепродукты. Корабли с осадкой более 4 метров сюда зайти не могут. Сам порт обладает маломерным моторным судном, кроме того, в плане спасения значится вертолёт МИ-8 в местном аэропорту. В посёлке есть Булунская районная центральная больница. Судя по отзывам пациентов, там сделан ремонт и есть «кое-какое современное оборудование», но катастрофически мало врачей.

В Певеке, глубоководном порту (сюда заходят круизы с Аляски), тоже есть собственный поисковый катер. В резерве — вертолёты АО «ЧукотАВИА», самолёт ИЛ-38 Тихоокеанского флота и корабли пограничников в период навигации. В порту есть Чаунская районная больница. Здесь также не хватает специалистов.

Государственная охрана здоровья в России устроена по территориальному принципу. С работодателей собирают отчисления в Фонд обязательного медицинского страхования. ФОМС финансирует медицинские организации, которые обслуживают прикреплённое население. Если в портах Северного морского пути есть постоянные жители, будет и государственное здравоохранение. А если жителей нет или мало, то его и не будет, независимо от того, сколько кораблей ходит по СМП.

Промышленные территории, где может одномоментно находиться 30 тысяч вахтовиков, под эти параметры тоже не подпадают, это не постоянное население. Поэтому компании либо создают собственное структурное подразделение, либо находят медицинского подрядчика. Для бизнеса это дополнительная нагрузка, потому что они социальные налоги за каждого работника и так платят. Но когда создавался закон об обязательном медицинском страховании, о таких формах производства не подумали.

Как устроена медицина Российской Арктики

Константин Логунов

Национальная ассоциация «ИНОТЗДРАВ»

Как устроена медицина Российской Арктики

Медицинские провайдеры и бизнес-решения на Крайнем Севере

В Российской Арктике работают несколько крупных международных провайдеров, которые предоставляют полный комплекс услуг — от телемедицины до здравпунктов на объектах с возможностью медицинской эвакуации.

International SOS работает в России с 1998 года. У компании есть центр в Москве, клиника на Сахалине и более 55 подрядов на объектах Арктики и Дальнего Востока. Среди услуг, которые International SOS предлагает своим клиентам:

  • консультации для разработки системы здравоохранения, включая оценку рисков; 
  • высококвалифицированный медицинский персонал;
  • тренинги по оказанию первой помощи;
  • сдача в аренду оборудования, вплоть до создания клиники под ключ.

Global Voyager Assistance, или GVA, — ещё один крупный игрок на рынке. Компания занимается медицинским сопровождением моряков и удалённых предприятий. В услуги GVA входят:

  • медицинские эвакуации и репатриации;
  • телемедицина для членов экипажа и путешественников;
  • медицинские услуги на объектах и предприятиях;
  • программы оздоровления персонала.

Центр корпоративной медицины предоставляет полный комплекс решений для удалённых объектов. ЦКМ работает во всех девяти районах Арктической зоны. Заключая договор с предприятием, компания полностью выстраивает маршрутизацию пациентов — от здравпункта с телемедицинской поддержкой до эвакуации в медицинское учреждение на Большой земле. Помимо этого, ЦКМ предлагает:

  • обучение врачей и фельдшеров по международным протоколам;
  • медицинское обслуживание в клиниках;
  • управление медицинскими активами;
  • решения в области охраны труда;
  • производство спецодежды.

Особняком стоит АО «СОГАЗ». Это отдельное предприятие, но оно работает преимущественно с одним заказчиком — ПАО «Газпром», условно его можно отнести к структурным подразделениям.

На этом рынке есть некомплексные игроки. Много компаний занимаются предварительными медосмотрами для работы на Крайнем Севере. Среди них есть фирмы федерального уровня с филиалами в каждом крупном городе. Они проводят медосмотры и очно, и дистанционно. Возможно, они накопят опыта и займутся здравпунктами. Тогда у работодателей будет больше выбора, а у компаний — стимул для развития.

Как устроена медицина Российской Арктики

Константин Логунов

Национальная ассоциация «ИНОТЗДРАВ»

Какие перспективы есть у медицины на Крайнем Севере

В Арктике сейчас добывается около 10% мирового объёма нефти и 25% объёма газа, вахтовым методом работают около 3 миллионов человек. За последние несколько лет зафиксирован рост смертности среди работающего населения — мужчин до 40 лет. Эти тревожные цифры заставляют участников сообщества искать новые решения.

Одним из способов, которые помогут сократить смертность от заболеваний и несчастных случаев на рабочем месте, может стать создание регистров и применение электронных медицинских гаджетов.

Врачам важно знать историю болезни, чтобы предугадать побочные явления. Данные медосмотров и других обследований должны быть в одном месте. По сути речь идёт о базах данных. 

С помощью регистров можно сократить количество дорогостоящих эвакуаций. Как-то я работал с судоходной компанией, предложил им создать электронную таблицу со всеми эвакуациями. И они обнаружили, что есть люди, которых из контракта в контракт приходится снимать с судна и отправлять домой.

На мой взгляд, Минздрав должен включиться в работу по созданию регистров и выработать правила игры: как соблюсти конфиденциальность, где хранить информацию, какими форматами пользоваться, чтобы они были совместимы.

Ещё помогают электронные средства. Возьмём предрейсовые осмотры водителей, где им меряют давление. Раньше всё записывалось в журнал от руки. Теперь приборы фиксируют, строят график. Например, у кого-то один раз выявили повышенное давление — теперь в электронной карточке будет красная метка и на этого работника станут обращать повышенное внимание.

Как устроена медицина Российской Арктики

Константин Логунов

Национальная ассоциация «ИНОТЗДРАВ»

Пока основным недостатком медобеспечения Российской Арктики остаётся недофинансирование со стороны государства. Выстроенные схемы не работают из-за нехватки персонала и техники.

Для удалённых районов есть санитарная авиация. Авиаотряды замыкаются на стационарные лечебные учреждения. Но вертолёту нужно горючее. И должно быть не по одному вертолёту на тысячу квадратных километров. К этим вертолётам должны быть приписаны фельдшеры, чтобы их не дёргали из приёмного покоя местной больницы. Потому что там и так не хватает людей.

Огорчает, как налажено взаимодействие между ведомствами. На военных объектах достаточно медработников. МЧС загорелись своей системой. Минтранс хочет поучаствовать в программе. Ещё есть пограничники, «Росатом» — и все в Арктике что-то организовывают. Кто-то должен скоординировать всеобщие действия. 

Как устроена медицина Российской Арктики

Константин Логунов

Национальная ассоциация «ИНОТЗДРАВ»

Обсудите материал с коллегами в наших сообществах в соцсетях и подпишитесь на медиа, чтобы не пропустить свежие материалы.

  • Вконтакте
  • Telegram
  • Viber
  • Дзен
Полезные статьи с опорой на надёжные источники и мнения лучших экспертов отрасли — в вашей почте
Рассказываем про создание безопасной среды на рабочем месте, удалённое здравоохранение, экстренную медицинскую помощь, обучение сотрудников, управление кадрами и многое другое.
Спасибо!
Проверьте почту

Данная статья носит не рекламный, а информационный характер. Существуют противопоказания к применению и использованию препаратов и медицинских процедур, которые фигурируют в тексте. Необходимо ознакомиться с инструкцией по применению препаратов и процедур и получить консультации специалистов.