Россия построит новые атомные ледоколы, чтобы навигация по Северному морскому пути была круглый год. В 2027 году Росатом планирует выпустить первый ледокол проекта «Лидер» — он сможет пробивать лёд толщиной четыре метра. Такие мощные суда нужны, чтобы проводить танкеры со сжиженным газом и другими углеводородами в Азию. Их путь от полуострова Ямал будет лежать на восток. Сегодня движение на СМП в основном идёт по западному от Ямала маршруту, в сторону Мурманска и Архангельска.

Мурманск и Архангельск — крупные морские центры с многопрофильными больницами и развитой системой вертолётной эвакуации. В Нарьян-Маре, столице Ненецкого автономного округа, с медицинским обеспечением тоже всё в порядке. Но сразу за Карскими воротами начинается белое безмолвие — на побережье нет крупных городов. И система оказания медицинской помощи, которая неминуемо будет востребована в ближайшие годы, лежит в руинах — в прямом и переносном смыслах.

Кандидат медицинских наук, член рабочей группы Минздрава России по вопросам морской медицины. С 2012 по 2017 годы в составе нескольких экспедиций на гидрографических судах прошёл трассу Севморпути в Северном Ледовитом океане — из Архангельска до бухты Провидения в Анадырском заливе Берингова моря. Совместно с коллективом авторов выпустил работу «Медицинская лоция трассы Северного морского пути».

Как устроена медицина на Северном морском пути

Александр Юрьевич Будиев

Как устроена медицина на Северном морском пути

Сабеттапервый порт за Карскими воротами, находится на восточном побережье полуострова Ямал. В посёлке живут люди, которые работают вахтовым методом на объектах строительства и в газодобыче. Постоянно там пребывает около 30 000 человек. По российским меркам это малый город с такой же численностью населения, как в Луге, Угличе или Великом Устюге.

Кроме вахтовиков, в Сабетте много моряков. Здесь швартуются сухогрузы, которые подвозят стройматериалы, танкеры-газовозы и ледоколы. Навигация проходит круглый год, порт глубоководный.

В посёлке есть медпункт, где работает врач общей практики. Местное медиа в 2020 году, ещё до пандемии, сообщало, что «основная задача медицины в Сабетте — врачевать порезы и ссадины и держать наготове вакцину от бешенства», которым могут быть заражены песцы. При необходимости можно эвакуировать больного или пострадавшего вертолётом в Салехард, административный центр Ямало-Ненецкого автономного округа.

Как устроена медицина на Северном морском пути

Ледоколы и суда, перевозящие грузы от месторождений и промышленности Красноярского края, заходят в порты на Енисее. Первый порт — Караулрасположен в десяти часах судового хода от устья реки. По данным Александра Будиева, там находится больница на 15–20 коек, где могут оказать первичную медико-санитарную и частично специализированную помощь.

Как устроена медицина на Северном морском пути

При необходимости в ещё десяти часах хода вверх по Енисею есть центральная районная больница города Дудинки. Крупный многопрофильный медицинский центр находится в Норильске.

Как устроена медицина на Северном морском пути

Диксон — глубоководный порт, расположен на выходе из Енисейского залива. Это посёлок городского типа с населением около 500 человек. Когда-то в Диксон заходили даже пассажирские суда из Мурманска, например «Клавдия Еланская», курсировал катер между посёлком и островом с одноимённым названием.

Несколько лет назад здание больницы признали аварийным. Власти Таймыра и сход жителей решили перенести медицинское учреждение на первый этаж жилого дома. Но и то помещение требовало ремонта. Пока составляли смету, старая больница рухнула. Недавно ремонт помещения для амбулатории подошёл к концу, а пока медобеспечения не было, обращаться за врачебной помощью можно было в Дудинку за 685 км.

Как устроена медицина на Северном морском пути

Хатанга. Порт расположен на восточной стороне полуострова Таймыр в Хатангском заливе. Подход ледоколов и других крупных судов невозможен — мелководье. В посёлке Хатанга находится участковая больница на 105 коек, где могут оказать первичную медико-санитарную и некоторые виды специализированной медпомощи. Отзывы пациентов благодушные, но они только от местных жителей.

Эвакуация вертолётом — только с берега, посадка воздушного судна на борт невозможна: у местных вертолётов нет соответствующей лицензии, не все суда оборудованы вертолётной площадкой.

Как устроена медицина на Северном морском пути

Тикси. Порт расположен на середине Северного морского пути в море Лаптевых. Он тоже мелководный: швартоваться могут только суда с осадкой не более 4 метров. Порт доступен только в летне-осенний период. В посёлке находится центральная районная больница, где оказываются все виды помощи. При необходимости можно эвакуировать больного в Якутск за 1 694 км.

Как устроена медицина на Северном морском пути

Певек. Находится в 2 000 км на восток от Тикси, относится к Чукотскому автономному округу. Порт глубоководный, принимает ледоколы — там место стоянки дежурных ледоколов трассы Севморпути. В декабре прошлого года атомоход «Арктика» привёл в Певек из Обской губы караван из трёх сухогрузов. В порту расположена Чаунская районная больница на 55 коек, есть санитарная авиация и современный аэродром.

Как устроена медицина на Северном морском пути

Порт Провидения. Находится в Анадырском заливе сразу за Беринговым проливом. Глубоководный, принимает разные суда, в том числе иностранные пассажирские, которые заходят с Аляски. Больница построена в 60-х годах прошлого века, но есть современная поликлиника. Эвакуация в Анадырь.

«В чём общая проблема всех этих учреждений? Многие больницы построены в 60-е годы XX века, требуют ремонта, оборудование устарело, проблема с медицинскими кадрами. Отсутствие анестезиологической службы в Сабетте, Карауле, Диксоне тормозит оказание экстренной медицинской помощи травмированным и заболевшим. Нет системы вертолётной эвакуации, мало аэродромов для авиации. К тому же все учреждения относятся к разным регионам, к разным системам управления здравоохранением.

Некоторые организации находятся в портах, это портовые больницы. Но врачи и фельдшеры не знают, как лечить моряков, как эвакуировать с судна и обратно, как моряки ходят в море, какие у них профессиональные заболевания, вредные факторы. Морская медицина для них как космическая, нигде этому больше не учат.

Я работал заместителем главного врача больницы имени Семашко в Архангельске (сейчас Медицинский центр им. Семашко) по вопросам морской и подводной медицины. У меня в подчинении было от 50 до 80, иногда до 100 врачей. Тогда всё изучалось: структура заболеваемости плавсостава, смертность, инвалидность. Потом отделение сократили. Сегодня там всего шесть врачей. И знаете, какая сегодня самая востребованная в Арктике специальность у моряков? Судовой врач. Его днём с огнём не найти».

Как устроена медицина на Северном морском пути

Александр Будиев

Как работает система медицинской эвакуации на восточном отрезке СМП

В восточных портах Северного морского пути доставить заболевшего или травмированного моряка к берегу можно только с помощью ледокола. Это может занять 5–6 суток, и когда больного наконец привозят в больницу, помощь малоэффективна. Дальнейшая транспортировка может быть только воздушным транспортом, но с авиацией там проблемы.  

«Когда я посещал больницы и поликлиники на трассе Северного морского пути, то много разговаривал с медицинским персоналом. Некоторые вещи, о которых они рассказывали, в научное исследование включить невозможно. Вот реальный случай, который произошёл в 2014 или 2015 году.

Небольшой мелкосидящий ледокол шёл по Енисею в Дудинку. Когда проходил посёлок Караул, у них случилось ЧП, скорее всего, пожар. Всё засекречено. Они остановились, связались с больницей в Карауле, попросили помощь. Как моряка забирать? Вертолётов нет, ледокол будет идти долго. К борту судна врач с фельдшером добирались на оленьей упряжке. 

Когда их подняли на борт, выяснилось, что один моряк уже скончался. Есть пострадавшие, один или два моряка. Им оказали первую медицинскую помощь, провели реанимационные действия. Потом на оленьей упряжке в кромешной тьме северной полярной зимы эвакуировали пострадавших в больницу на берег. Утром вызвали вертолёт, который забрал моряков в Норильск.

Через неделю к главному врачу приехал сотрудник ФСБ и предъявил несанкционированное проникновение на атомный объект. Получается, на атомных ледоколах обязательно должен быть врач. Но попасть ему туда не так-то просто. Кроме медицинского образования и паспорта моряка, у него должен быть допуск на секретный объект. Где ледокольщики берут таких врачей, ума не приложу».

Как устроена медицина на Северном морском пути

Александр Будиев

Важная роль судового врача в Арктике

Судовых врачей в России нигде не готовят — в реестре Минздрава такой специальности нет. Образовательные программы остались только у военных моряков. Но гражданским морякам в Арктике нужен врач. Там особые условия труда и много факторов, которые негативно влияют на здоровье людей.

Никто не изучает структуру заболеваемости моряков гражданского флота — ни на борту, ни в межрейсовый период. Федеральное медико-биологическое агентство (ФМБА России) предприняло попытку провести анализ смертности плавсостава. Но сами авторы исследования признавались, что данные, которые они собрали из разных источников, недостаточны для составления полной картины и не стыкуются друг с другом. Поэтому непонятно, в каком направлении развивать морскую медицину. А необходимость в ней возрастает прямо пропорционально росту перевозок по СМП.

«Мне часто звонят ещё по старой памяти кадровики морских компаний. На днях был звонок из мурманского Росморпорта. Спрашивают, где взять судового врача. Согласно Конвенции МОТ «О труде в морском судоходстве», по количеству человек на борту им врач вроде бы и не нужен, но тут сами судовладельцы ищут специалиста и готовы платить ему приличные деньги. Моряки не хотят идти в дальнюю Арктику без врачебной помощи! Не все, конечно, но те, которые ходят на ледоколах. 

По международным правилам — опять же, российских законов на эту тему нет, — судовой врач должен быть терапевтом, врачом общей практики или хирургом, который получил дополнительное морское образование и сдал зачёты. Сейчас, я знаю, в море даже патологоанатомы ходят. А в некоторых компаниях от безысходности уже собирались оформлять врачей в качестве пассажиров — хотя по российским законам оказывать медицинскую помощь они не имеют права.

Это мы касаемся только института судовых врачей. А медицинская комиссия плавсостава? Раньше моряк, чтобы идти в Арктику, проходил специальную арктическую комиссию. По обычной медицинской комиссии, как теперь, их не выпускали. Ведь Арктика — это потеря здоровья, это известная вещь. Такая же отдельная комиссия была в тропики».

Как устроена медицина на Северном морском пути

Александр Будиев

Как сейчас проходят медосмотры на арктическом направлении

Перед наступлением 2017 года Российский профсоюз моряков — РПСМ — бил тревогу: с 1 января вступали в силу Манильские поправки Конвенции ПДНВ (по подготовке и дипломированию моряков и несению вахты), которые в том числе вводили порядок медицинского освидетельствования моряков. Профсоюз опасался, что моряки не смогут работать на иностранных судах.

В рамках реализации конвенционных норм медицинского обеспечения на воде Минздрав России разработал проекты приказов по медицинскому освидетельствованию моряков, утверждению формы свидетельства, организации медицинского обслуживания на борту судна. Однако работа по их согласованию до сих пор не завершена.

Нет реестра врачей и организаций, которые могут проводить медосмотры и медосвидетельствование моряков. В Российской Федерации есть несколько клиник, которые имеют западные лицензии. Получается, что моряки, которые работают в экстерриториальных водах, должны обследоваться либо в этих единичных организациях, либо в иностранных клиниках.

А что делать тем, которые ходят во внутренних водах, по тому же Северному морскому пути? Они должны проходить обычную медкомиссию.

«Несколько лет назад в Архангельске вышло распоряжение местного транспортного отдела Роспотребнадзора о том, что каботажные суда не подлежат дополнительному санитарному досмотру, если у них есть международные медицинские документы. Представляете, какой открывается простор для злоупотреблений, если нет контроля? Когда я спрашиваю: „Кто отвечает за здоровье моряков в Арктике?“, у них один ответ: „Капитан“.

Когда началась пандемия, не было никаких проверок — привиты или не привиты моряки от коронавируса перед выходом в рейс. Они ведь у нас работают в каботажном плавании. А каботаж-то до Владивостока!

В конце прошлого года было принято решение об организации в Архангельске Федерального центра полярной медицины. По моему мнению, такой центр должен быть не в Архангельске. Этот порт — в самом начале пути. А от него в дальнюю Арктику 7 500 км, семь морей, 2,5% населения России. Сделали бы в Омске, Красноярске — всё-таки на середине пути. И, самое главное, людей, которые заняты Арктикой, нет. Одни пенсионеры.

Я вообще-то член рабочей группы Минздрава по вопросам морской медицины. Она создана в 2015 году. Нас собирали один раз, один раз я ездил в Москву. И вот уже прошло семь лет.

Это мы с вами про врачей в Арктике говорим. А ещё врачи есть в траловом флоте, у рыбаков на Дальнем Востоке. У них там огромные рыболовецкие суда, плавбазы. Они-то где берут судовых врачей? У нас Минздрав один — и для Архангельска, и для Владивостока. Проблема огромная, и её решение идёт с очень медленной скоростью»

Как устроена медицина на Северном морском пути

Александр Будиев

Что нужно сделать, чтобы наладить медицинское обеспечение СМП

  1. Восстановить институт судовых врачей, внести специальность в реестр, наладить обучение.
  2. Привести в соответствие с международными национальные законы по вопросам медицинских осмотров и медицинского освидетельствования моряков с поправкой на арктический гражданский флот.
  3. С учётом расширения объёмов перевозок по Северному морскому пути принять законы, которые будут защищать здоровье моряков каботажного флота.
  4. Восстановить в максимальном объёме медицинское обеспечение в портах, которые находятся на восточном отрезке Северного морского пути.
  5. Создать надёжную систему вертолётной и ледокольной эвакуации с борта судна во всех портах трассы.
  6. Соединить существующие разрозненные центры оказания помощи в единую систему морской медицины.
  7. Проводить исследования заболеваемости, инвалидности и смертности моряков, которые ходят по Северному морскому пути, причём не только под российским флагом.

Данная статья носит не рекламный, а информационный характер. Существуют противопоказания к применению и использованию препаратов и медицинских процедур, которые фигурируют в тексте. Необходимо ознакомиться с инструкцией по применению препаратов и процедур и получить консультации специалистов.

Главный редактор материала Павел Хаснулин.