С осени 2010 года поисково-спасательный отряд «ЛизаАлерт» ищет пропавших людей по всей России. Тысячи волонтёров срываются в любую погоду, чтобы найти пропавшего взрослого или ребёнка: прочёсывают лес, расклеивают ориентировки в городах, опрашивают местных.

В том случае, когда человека нашли вдали от цивилизации, куда не доедет скорая, возникает вопрос: как его грамотно эвакуировать? Несколько лет назад в отряде появился отдельный курс «Эвакуация пострадавшего в природной среде», где людей обучают работать на труднодоступных территориях. Каждый поиск уникальный, но у спасателей «ЛизаАлерт» есть чёткий алгоритм действий.

Как эвакуируют пропавших без вести на труднодоступных территориях

Михаил Дунаев

инструктор направления «Эвакуация пострадавшего в природной среде»

Условия поисков

Сложность эвакуации зависит не от региона, а от местности и того, насколько далеко ушёл пострадавший. Даже в Ленинградской области есть скальные массивы, где спасателю нужны спецподготовка и верёвочный доступ — например, парк Монрепо. Или Лужский район, где много серьёзных болот и при осмотре территории требуется безопасная страховка. В Пупышево жуткий бурелом, лес, бугры, молодая поросль, транспортировка даже на 1 км может растянуться на несколько часов.

Алгоритм действий в природной среде содержит много пунктов и условий, а действия спасателей зависят от состояния пострадавшего, которое определяется по многим признакам. Идет серьёзный анализ ситуации по той информации, которую спасатель получает по ходу всех спасательных работ.

Когда мы едем в конкретную местность, то уже понимаем, какая там может быть эвакуация. Учитывать приходится всё, до малейших деталей: состояние пострадавшего, погодные условия, силы спасателей, оборудование, даже состояние дорог в данной местности, ведь от этого зависит, куда сможет подъехать автомобиль скорой помощи. 

Когда идёт поиск пропавшего, группа эвакуации со всей экипировкой выезжает на дежурство в штаб. Человека находят — и мы сразу выдвигаемся на машине к ближайшей точке, куда можем подъехать. Обычно люди не уходят слишком далеко — находим их, как правило, в пределах 5–6 км.

Вот случай: искали мужчину, который уже больше суток был на улице. Мы, группа эвакуации в составе двух инструкторов, легли поспать в штабе, под утро будят: нашли. У мужчины было сильное переохлаждение, тяжёлое состояние. Мы спокойно подошли, отработали по алгоритму, вызвали скорую, эвакуировали. Действия спасателей зависят от состояния пострадавшего.

Действия спасателей зависят от состояния пострадавшего

У мужчины было сильное переохлаждение. Мы срезали мокрую одежду, расстелили флисовые пледы и спасодеяла, упаковали пострадавшего в «сэндвич» из спасательных одеял и флисовых пледов. На ноги пострадавшего надеваются шерстяные носки. Важно не допустить незакрытых частей, хорошо теплоизолировать всё тело от головы до ног. Спасодеяла продаются в туристических магазинах и военторгах и при правильном использовании сохраняют тепло. В «сэндвиче» человек перестаёт терять своё тепло, начинает согреваться. Проверено много раз: эта вещь работает. Минут через 20 мужчина стал бодрее, у него восстановилось дыхание, кожа начала приобретать нормальный цвет. Скорая смогла подъехать достаточно близко, и эвакуация была недолгой. Но так бывает не всегда. 

Любая эвакуация, особенно длительная, по сложному ландшафту, требует много сил спасателей. Они должны отдавать себе отчёт, смогут ли физически вынести человека. Если руководитель решает, что нет, то вызываем помощь и ждём подкрепление.

Эвакуация по воде и воздуху

Эвакуация по воде и воздуху

В ситуациях, когда скорая не может приехать или мы понимаем, что человека транспортировать нельзя, вызываем вертолёт — наш дружественный вертолётный поисково-спасательный отряд «Ангел». Они тоже волонтёры, помогают бесплатно. Изначально находились только в Москве, сейчас несколько бортов появилось в Петербурге.

У нас работают обученные люди, которые знают методику встречи вертолёта. Картографы ищут подходящую для посадки поляну, параллельно мы можем отправить группу разведки, которая тоже будет искать удобное место. Скидываем координаты, их передают пилоту. На поляне мы можем делать знаки, чтобы пилот нас увидел: яркие жилеты, фонари, фальшфейеры. Помогаем ему сесть, загружаем пострадавшего, и по согласованию со спецслужбами принимается решение, куда его доставлять.

Мы можем эвакуировать пострадавшего по воде. Недавно на обучении человека «эвакуировали» по заболоченной реке по пояс в воде. Но если у руководителя группы будет хоть малейшее сомнение, что спасатели справятся сами, им хватит сил и средств, он вызовет дополнительную помощь. Инструкторы, которые находятся на месте, обеспечат пострадавшему максимально комфортное ожидание помощи, контролируя его состояние.

Ни скорой, ни вертолёта

Решение об эвакуации принимается в зависимости от состояния пострадавшего, но бывают случаи, когда не будет ни скорой, ни вертолёта. У руководителя нашего направления Александра Евсюкова была история.

Пострадавший находился в крайне тяжёлом состоянии, было только шесть спасателей — все после длительного ночного поиска. Подкрепление в лице штатных спасателей не приехало: у них произошло ЧП, весь личный состав оказался занят. Для вертолёта не было рядом подходящей посадочной площадки, а скорая помощь банально не могла проехать: лесные дороги развезло после дождя.

В этой истории важную роль сыграл опыт и подготовка всего расчёта. Под чётким руководством Александра группа слаженно выполнила задачу, и пострадавшего, хоть и в тяжёлом состоянии, передали скорой помощи.

Эвакуировать человека надо крайне аккуратно, в первую очередь — чётко спланировать все шаги и не допустить ни малейшей ошибки, особенно когда мало сил.

Ситуации могут развиваться по-разному. Далеко не всегда на поисково-спасательных работах может быть достаточное для безопасной эвакуации количество спасателей. Если пострадавший не в совсем критичном состоянии, мы можем разбить лагерь, разжечь костёр, стабилизировать состояние человека и ждать подкрепление. И уже когда прибудут наши коллеги, штатные спасатели или спасатели из дружественных добровольческих отрядов, начать транспортировку свежими силами. Надёжно и безопасно.

Как эвакуируют пропавших без вести на труднодоступных территориях

Оптимальное количество спасателей для проведения эвакуации — 21 человек, но такого почти никогда не бывает. Восемь человек несут носилки, ещё восемь идут к ним на смену. Один человек постоянно следит за пострадавшим: сознание, дыхание, нужно немедленно реагировать на возможные изменения в его состоянии.

Два человека идут в разведке впереди, осматривают маршрут: в целях безопасности мы не ходим по одному. Восемь человек — это минимум для того, чтобы вынести пострадавшего на носилках. Если меньше, возникает угроза здоровью спасателя.

Спасатель должен осознавать, когда он устаёт. Мы не геройствуем. Нет ничего зазорного в том, чтобы попросить смениться.

В том случае, если во время транспортировки пострадавшему становится хуже, мы её как минимум приостанавливаем. Любая транспортировка, даже самая аккуратная, даётся пострадавшему нелегко. Цитируя выдающегося доктора-хирурга Пирогова, «транспортировка есть безусловное, но неизбежное зло». Даже здорового человека на учениях через 3–4 часа на носилках начинает укачивать.

Контроль состояния пострадавшего осуществляется с момента, как мы его обнаружили, до передачи врачам: идёт непрерывный анализ состояния по признакам, симптомам, разговору. Если эвакуация проводится правильно, в большинстве случаев состояние пострадавшего перестаёт ухудшаться, стабилизируется и во многих случаях улучшается. Находим замёрзшего, мокрого, морально подавленного человека, а к машине скорой помощи приносим отогретого, в стабильном состоянии и настроении, который уже улыбается.

Обсудите материал с коллегами в наших сообществах в соцсетях и подпишитесь на медиа, чтобы не пропустить свежие материалы.

  • Вконтакте
  • Telegram
  • Viber
  • Дзен

Первая помощь

Спасатели «ЛизаАлерт» могут оказывать только первую помощь: мы не врачи. Первая помощь регламентируется федеральным законом № 323, в первую очередь это вызов скорой. Мы не даём человеку никаких лекарств — максимум можем помочь ему достать таблетки из кармана, если он их всегда принимает и знает, что от них ему становится лучше.

Мы можем перевязать ногу, руку, голову, наложить шину. Кровотечения бывают крайне редко, чаще — ссадины, но и остановить кровотечения для нас не составит трудности. Травмы ног и рук тоже бывают редко.

Самая частая травма у пропавших людей — переохлаждение. Оно лидирует независимо от сезона. Человека надо изолировать от деструктивных факторов: земли, ветра, дождя. Если нет противопоказаний, назначается питьевой режим: у нас всегда с собой тёплая вода 40–42 градусов. Но если у человека болит живот или нарушен глотательный рефлекс, мы не даём ему воду.

Есть активные методы согревания — костёр, но он может привести к ухудшению, поэтому надо понимать, в каком состоянии человек. Мы греем не прямым теплом, а с расстояния 5–7 метров: делаем что-то наподобие вигвама и подогреваем воздух.

При переохлаждении мы работаем с человеком как с хрустальной вазой: никаких активных действий, аккуратно и мягко. В какой позе обнаружили, так и работаем: не переворачиваем, руки-ноги не поднимаем. Малейшее неправильное движение может всё усугубить.

При сильном переохлаждении организм отключает периферическое кровоснабжение: кровь из конечностей уходит внутрь, чтобы обогревать жизненно важные органы. Если человеку поднять руку, организм запустит периферическое кровоснабжение, и холодная скопленная кровь может попасть в сердце или мозг.

Ещё серьёзно на состояние человека может повлиять обезвоживание. Бывает, что стоит очень жаркое лето — и у пострадавшего случилась гипертермия: он перегрет. Тогда мы прячем его в тень, делаем из спасодеял навес, повязываем на голову влажную косыночку, назначаем питьевой режим. Гипертермия сильно бьёт по организму в плане обезвоживания, на жаре могут быть серьёзные последствия.

Самое главное в спасательных работах — понимание того, что любая ошибка может стать фатальной. Надо подходить к эвакуации чётко, грамотно и размеренно и постоянно отрабатывать навыки на учениях. В стрессовой ситуации человек опускается до уровня навыков: если их нет, сложно сделать что-то правильно.

При поисковых работах, совершив ошибку, можно пройти заново дорогу, прокричать лес, даже прочесать поле, но «переэвакуировать» не получится. Поэтому каждый спасатель должен осознавать уровень своей компетенции, постоянно поддерживать хорошую физическую форму и совершенствовать навыки.

Мы хотим, чтобы наши читатели получали максимум пользы.
Помогите нам сделать Трудовую оборону лучше. Пройдите короткий опрос.
ответить на вопросы

Данная статья носит не рекламный, а информационный характер. Существуют противопоказания к применению и использованию препаратов и медицинских процедур, которые фигурируют в тексте. Необходимо ознакомиться с инструкцией по применению препаратов и процедур и получить консультации специалистов.