Давайте рассмотрим процесс создания здравпункта, то есть получение медицинской лицензии, санэпидзаключения, закупку оборудования, медикаментов… Компания может всё это сделать самостоятельно, а может отдать на аутсорсинг. Какие плюсы и минусы у каждого из этих решений? Подводные камни, которые и в голову-то сразу не приходят?

Как выбрать провайдера медицинских услуг для предприятия

Александр Николаевич Былков

Главный врач ООО «СибМедЦентр»

По затратам — содержать собственную медицинскую службу дороже, так как это предполагает необходимость нанять дополнительное количество людей для того, чтобы эти люди занимались, например, лицензированием, получением санитарно-эпидемиологических заключений, покупали оборудование, заключали трудовые договоры с медицинскими работниками и так далее. 

Если мы говорим про аутсорсинг, то всё, что необходимо от промышленного предприятия из организационных затрат, — это договор аренды помещения, где будет располагаться здравпункт. Остальные мероприятия берёт на себя в рамках договора медицинская компания, так как она осуществляет деятельность со своим оборудованием, со своими людьми, получает самостоятельно санитарно-эпидемиологическое заключение, получает самостоятельно лицензию.

В медицинской компании, которая может взять предприятие на аутсорсинг, уже есть отдел лицензирования. Сотрудники этого отдела специализируются именно на лицензировании. Им не нужно вникать в процесс, не придётся ничего объяснять — достаточно указать точку на карте, дать договор аренды с промышленным предприятием, и процесс лицензирования запускается автоматически. Для решения вопросов с медицинским оборудованием есть отдел закупки. Обучены и полностью готовы медицинские сотрудники. Другими словами — это головная боль подрядчика. 

А как долго получать лицензию? 

Самостоятельно, если не знать всех нюансов, этот процесс может затянуться на неопределённое время. 

Со знанием процесса и достаточным опытом — это 4—6 месяцев. Единственный нюанс — подбор помещения. Важно знать, где будет располагаться здравпункт. У заказчика может быть для этого помещение площадью только пять квадратов, но этого недостаточно. Дальше сроки будут зависеть от того, как быстро заказчик найдёт нужное помещение. Если помещение найдено быстро, оно соответствует стандартам — никаких проблем. Останется привезти оборудование и лекарственные препараты со склада, привезти на объект подготовленных медиков. При необходимости открыть здравпункт можно в течение одного месяца. 

Создать здравпункт и правда быстрее и проще с аутсорсером, но я не пойму, почему вы говорите, что с аутсорсером это не обязательно дешевле. А как же оптовые договоры с поставщиками? Ведь они оптовикам дают скидки? 

Экономия за счёт объёма поставки может быть не всегда. Рынок медицинского оборудования суров: неважно, берёшь оборудование на 60 млн или на 20 тыс. — цена для частного бизнеса примерно одинаковая. 

Просто у организации, которая берёт медицинскую деятельность предприятия на аутсорсинг, есть уже отточенные механизмы, и с ними всё это можно закупить быстро и качественно.

А какие могут быть риски для компании, если что-то она делает самостоятельно, а что-то отдаёт на аутсорсинг?

Например, заказчик покупает некачественное оборудование, или покупает не те лекарственные аппараты, или не в том объёме, или несвоевременно. 

Если у нас едет команда, то туда едет логистически всё сразу: и оборудование, и лекарства, и вообще всё, что нужно для оказания качественной и своевременной медицинской помощи. 

Понятно, оборудование дешевле не купишь. А закупка медикаментов может быть оптом дешевле у аутсорсера? 

Про «дешевле» можно говорить только в государственной системе здравоохранения, потому что это тендер, там пишется международное непатентованное название. Например, написали дротаверина гидрохлорид и купили его за пять рублей, а мы покупаем оригинальный препарат «Но-Шпа». 

Мы устанавливаем свои стандарты оказания медицинской помощи, у нас созданы свои эффективные схемы лечения, у нас есть большой медицинский опыт, постоянно проходят врачебные комиссии по разбору случаев. Мы уже знаем, что от какого препарата ждать, какую комбинацию ставить, какие лучше покупать и в каких фирмах лучше покупать. 

Резюмируем: закупка оборудования и медикаментов аутсорсером не дешевле, но зато это будет выгоднее в долгосрочной перспективе. 

Да, это выгоднее, эффективнее по отношению к здоровью людей. 

Есть список необходимых лекарств, оборудования. Но это не исчерпывающий список?

Да, есть стандарты по лекарственным средствам, которые закреплены законодательно. Плюс к этому стандарту наша организация закупает много всего, что специфично для той территории, где находится производственная площадка. Укусы насекомых, например. Или горные работы — мы понимаем, что там ещё нужно купить. 

Иногда, когда у заказчика есть своя головная медицинская служба, они говорят нам, что им ещё необходимо. 

Мы всегда работаем сверх стандартов. И заказчик об этом знает. 

А может быть такое, что если компании самостоятельно будут закупать медикаменты, они просто пройдутся по списку лекарств, которые обязаны иметь, и сверх этого ничего не купят?

Да, такое бывает. 

А это чем грозит?

За этим стоят человеческие жизни. Мы видим на этапе входа в здравпункт, что, например, по части оборудования или медикаментов есть какой-то недостаток. Мы начинаем вести диалог. И если даже не получается договориться, мы всё равно свои препараты отправляем, свои медицинские изделия — это страховка для нас, мы несём ответственность за жизнь людей. 

Есть ли какое-то число сотрудников, при котором начинается выгода самостоятельного создания здравпункта? 

Это зависит от промышленного предприятия. Если на предприятии ежедневно около 300 человек проходят предсменный предрейсовый осмотр и на этом всё, то выгоднее организовать свой кабинет предсменного осмотра, взять на работу медицинскую сестру. 

А теперь представим, что на площадке работает 50 000 человек, при этом предсменный и предрейсовый осмотр из них проходит только 1 000. Но все остальные сотрудники также нуждаются в периодической медицинской помощи. То есть, на 50 000 человек нужно 20 здравпунктов, 120 человек медицинского персонала. Понятно, что выгоднее отдать всё это на аутсорсинг. 

Представим, что предприятие самостоятельно организовало здравпункт, но теперь хочет отдать всё это на аутсорсинг. Либо подрядчик уже создал здравпункт, но компании хочется его сменить. Вот эта, последняя, ситуация часто бывает?

Бывает. 

Бывает и третья ситуация. У компании есть своя медицинская служба, свои здравпункты, своё оборудование, свои медицинские работники. Но они не знают, как всем этим управлять. Они не могут выстроить логистические схемы, не могут установить адекватные проверки работоспособности персонала, не могут организовать врачебные комиссии по разбору случаев, не могут организовать контроль за лекарственными средствами.

В таком случае нужна компания, которая возьмёт на аутсорсинг именно организационную часть. 

А это постоянная работа? Или вы всё организуете и уезжаете? 

Нет, это, как правило, контракт, который заключается на определённое время. Но есть и такие случаи, когда мы приходим, всё организуем и уезжаем.

Но чаще мы всё организуем и продолжаем работать, развивать всё это дальше:  

  • проводим учебные занятия с медицинскими работниками, обучая их по международным стандартам оказания медицинской помощи;
  • проводим учебно-тренировочные занятия — моделируем ситуации с разными состояниями;
  • готовим нормативно-правовые акты в соответствии с действующим законодательством;
  • отбиваем по чек-листам оборудование и лекарственные препараты в связи с изменениями какого-нибудь законодательства, выясняя, чего там не хватает. 

Итак, у компании уже есть здравпункт и она хочет отдать его на аутсорсинг. Какой план действия?

Мы первично едем с аудитом и смотрим на месте, что там. Смотрим объём, просчитываем ликвидность этого контракта и потом выходим, работаем. Акты приёма-передачи каких-то моментов — оборудования и так далее. 

И насколько это быстро может происходить? Речь о каких сроках — месяц, полгода, год?

От месяца. Разное бывает. Зависит от того, как хочет заказчик. Допустим, он хочет, чтобы мы начали с ним работать уже завтра. Тогда сегодня выезжает наш человек с аудитом, и завтра мы приступаем к работе. Или заказчик приценивается, сомневается, рассматривает разные варианты — тогда это может затянуться, но всё равно это явно история не на полгода. 

Мы специализируемся на удалённом здравоохранении промышленных компаний. Мы готовы сразу на старт — долго не думаем, не размышляем. У нас большая организация, есть предложение, мы его оцениваем, понимаем рентабельность и выходим.

Я слышал, что коллеги говорили, что не так много медицинских организаций, кто может с удалёнными промышленными объектами работать. Обычно называют 3—4, которые на слуху. Их правда немного?

Да. Крупных и надёжных организаций и правда мало. В основном мелкие аутсорсеры, которые работают на небольших проектах. 

А велик риск связаться с поставщиками некачественных медицинских услуг?

Да, риск есть всегда. 

А они могут замахнуться на большой объект, который в итоге не смогут обслужить?

Могут, но крупный заказчик обычно сам многое оценивает определённые характеристики, набор лицензий, компетенций, объём оборотных средств.

По каким параметрам заказчик может определить, что вот с этой организаций хорошо работать по поводу удалённых промышленных объектов, а вот с этой лучше не связываться? 

Количественный состав сотрудников, оборотные денежные средства, судебные дела в отношении оказания медицинской помощи. Если много сотрудников, они все работают, нет громких судебных дел, компания имеет большие оборотные средства, у неё есть деньги на закупку оборудования и лекарственных средств, наиболее вероятно, что она завтра не обанкротится, не закроется. 

Вы говорите, много сотрудников, это сколько?

У нас, например, на сегодня около 1200 сотрудников. 

Насколько сложно найти квалифицированный персонал под задачи удалённого здравоохранения? Если работодатель сам будет искать персонал, с какими проблемами он столкнётся? И наоборот, какая выгода в этом? 

Если компания ищет персонал самостоятельно, ей нужно сначала посмотреть на то, как эти люди работают, какими компетенциями обладают. 

Мы берём человека, делаем тестирование по определённому срезу знаний на этапе приёма на работу, и если видим, что этих знаний недостаточно, то отправляем в наш учебный центр и таким образом получаем профессионала в оказании медицинской помощи. 

У нас есть собственный уникальный учебный центр — мы единственные, кто выдаёт международные сертификаты. Все остальные приезжают обучаться к нам, и даже наши конкуренты.

Работодатель ведь может направить к вам обучаться своих сотрудников, даже если вы не ведёте его как аутсорсер? 

Да, может. Но это дополнительные деньги. И вот смотрите, какая ситуация: он принял трёх фельдшеров к себе на здравпункт, понял, что они плохо справляются, и отправляет их на учёбу к нам. А кто помощь будет оказывать на здравпункте в это время?

Мы делаем наоборот: принимаем, учим и только после этого отправляем на здравпункт. 

А как долго у вас обучение проходит?

Разные курсы. Всё зависит от обучающей программы и от того, что люди хотят на выходе получить. Нюансов много. 

Но ведь компании как-то работают и без высокопрофессионального персонала? 

Работают, конечно. Но это всё жизни и здоровье людей. 

Ситуации разные, всё зависит от самой компании, как она настроена. Допустим, я как директор компании хочу, чтобы у меня не было смертей на производстве, чтобы у меня помощь вовремя оказывалась, чтобы выживаемость была высокой, чтобы была профилактика распространения разных инфекций на площадке. Если я задаюсь всеми этими вопросами, то не жалею средств. 

Всё зависит от руководителя предприятия, что он хочет на выходе получить.

У меня циничный вопрос: если мы всё-таки свяжем это с деньгами, насколько выгодно, чтобы сотрудники меньше болели, было меньше отрыва от производства? Это же финансово выгоднее? 

По-разному, тут ситуация простая. Предприятие может не тратить деньги на здоровье сотрудников, они будут работать, работать, работать и в итоге получат заболевание. Но могут потратить деньги, и эти люди будут работать долго и качественно. И за счёт этого предприятие получает больше в производстве. 

Есть, например, профилактика; и если её качественно организовать, люди перестанут болеть, и у предприятия будет меньше простоев — сотрудник не будет бегать каждый день в здравпункт, чтобы ему «укол поставили». 

Финансово — да, это дороже. Но руководитель знает, что у него сложившийся коллектив, у него есть специалисты, которых он где-то искал. Он понимает, что их здоровью нужно уделить внимание, ведь проблема с кадрами не только в медицине, но и в принципе есть повсеместная проблема с квалифицированными кадрами. 

Вы говорите «снизилась заболеваемость», вы имеете в виду профессиональные заболевания или инфекционные?

Например, снизилось количество инфарктов, инсультов. Повысилось качество допусков до работы — если давление высокое, человека не допускают к работе, отправляют домой и у него в итоге нет инсультов, инфарктов. 

Мы проводим периодические предварительные медосмотры, выявляем профессиональные заболевания, либо профвредности, либо хронические заболевания и их профилактируем с помощью наших программ. Фельдшер знает, что у гипотетического Иванова — гипертоническая болезнь, ему нужно давать вот такие лекарственные препараты, и тогда он останется живой. У нас более системный подход. У нас круглосуточный контактный центр — сидят врачи всех специальностей, которые фельдшерам помогают. Например, фельдшер в лесу, у него что-то случилось. Он звонит в контактный центр и получает необходимую помощь.  

По поводу менеджмента и контроля над процессами. Некоторые руководители боятся потерять контроль над бизнес-процессами, которые идут вокруг здравпункта. Насколько и правда компания теряет контроль? Она может вмешиваться в работу подрядчика?

Это заблуждение, потому что контроль не теряется. Заказчик прозрачно видит, какой процент травматизма на предприятии, какой процент заболеваемости, смертности. Мы, например, даём всю статистическую отчётность. Руководитель на предприятии видит, с какими проблемами обращаются сотрудники предприятия к медицинской службе, какую помощь они получают, сколько человек не допущено до работы по медицинским показаниям и так далее. 

А не бывает такого, что, например, у человека поднялось давление, вы его отпустили домой, а потом кто-то из менеджмента смотрит статистику и недоволен тем, что часть людей вы отпустили домой и они пропустили работу?

Такие ситуации случаются. Но стоит понимать, что подобные случаи во многом зависят от качества проведённого периодического медицинского предварительного осмотра. На площадках, где мы самостоятельно проводим медосмотр, таких ситуаций практически не бывает. Сотрудников, которые не могут работать на предприятии по медицинским показаниям, мы не допускаем до работы. Но иногда за медосмотры отвечает другой подрядчик, или сотрудник проходит его самостоятельно, по месту жительства. Не всегда добросовестно. Сотрудников проверяют раз в год, видят, что у них гипертонические кризы, но допуск всё равно дают. Это безответственно.

Этот человек прибывает на промышленную площадку с гипертонической болезнью и оказывается в ситуации, где качественного лечения не получить. Мы не можем его допустить к работе, и если он умрёт, а мы заведомо знали о его давлении и допустили его к работе — это наша ответственность и эта смерть на нашей совести.

Мы просто предлагаем заказчику в следующем году проводить периодический медосмотр нашими силами. Пришлём на объект бригаду врачей, проведём повторный осмотр, выявим сотрудников, которых по медицинским показаниям на объекте быть не должно, и минимизируем риски недопущения до работы.

Медицинский аутсорсинг может прямо или косвенно сэкономить деньги за счёт снижения административных расходов? 

Да. В компании отсутствует медицинский директор, главный врач, старшая медсестра, заведующая здравпунктами и так далее. Административный персонал, который отвечает за здоровье. 

Вы сказали, есть много мелких медицинских провайдеров и они хорошо подходят для небольших предприятий. Но эти предприятия могут расти. Увеличивается персонал, и становится больше здравпунктов. Аутсорсер не всегда может поспевать за предприятием. Организации в какой-то момент придётся менять подрядчика? 

Да. Скорее всего.

Для самой организации это небольшая проблема, они просто возьмут и поменяют?

Да, не страшно. 

Есть компании, которые самостоятельно занимаются организацией здравпунктов, и у них всё получается?

Да, конечно. Такие компании есть. 

Все сложности можно преодолеть, если руководитель предприятия настроен организовать качественную медицинскую помощь для своих сотрудников, вкладывает в это деньги. 

Некоторые крупные компании самостоятельно развивают систему здравоохранения, вкладывают большие деньги в здоровье сотрудников, и у них всё идёт неплохо. Они переплачивают за это? Да, однозначно. В этом нет рентабельности, но они сохраняют жизнь и здоровье своих сотрудников. Многим становится понятно, что именно сотрудники — главный ценный ресурс предприятия. 

Есть такие предприятия, которые и свою медицинскую систему не развивают, и не нанимают компанию на аутсорсинг. На их промышленных площадках может находиться один фельдшер пожилого возраста, который не может провести даже первичную сердечно-лёгочную реанимацию. Иногда ввиду преклонного возраста, иногда ввиду отсутствия обучения или прохождения «рефреш-курсов». В здравпункте может стоять шкаф, где лежит только анальгин и парацетамол, а кругом отваливается плитка. И такое бывает. 

Поэтому — не так важно, развивает ли предприятие медицинскую службу самостоятельно или привлекает для работы качественного медицинского провайдера. Главное, чтобы система развивалась и соответствовала потребностям предприятия. Чтобы жизнь и здоровье сотрудников находились под защитой.

Данная статья носит не рекламный, а информационный характер. Существуют противопоказания к применению и использованию препаратов и медицинских процедур, которые фигурируют в тексте. Необходимо ознакомиться с инструкцией по применению препаратов и процедур и получить консультации специалистов.