Медицинские пункты на удалённых промышленных объектах порой оборудованы лучше муниципальных городских клиник, их оснащение предусматривает все возможные случаи. Однако иногда и этого бывает недостаточно. 

Руководитель направления санитарной авиации Центра корпоративной медицины Юрий Юрьевич Кардаков рассказал, как слаженная работа всех звеньев в оказании экстренной помощи спасла жизнь работнику.

Как санавиация спасает жизни

Юрий Юрьевич Кардаков

Руководитель направления санитарной авиации Центра корпоративной медицины

Случай произошёл 11 ноября 2021 года на объекте угледобывающей промышленности в Якутии. В 15:32 в наш медицинский пункт поступил вызов: мужчина зажат между КАМАЗом, который грузил уголь, и вагоном. Вероятно, пострадавший попал в слепую зону, из-за чего получил травму.

В 15:41 медики на автомобиле скорой помощи были на месте. При осмотре состояние пациента определили как тяжёлое. Речь пациента была нарушена, он находился в ступоре. Установили первичный диагноз — автодорожная травма, осложнённая травма грудной клетки. В том случае, когда грудная клетка повреждена, обязательно есть пневмоторакс, то есть лёгкое поджато воздухом. Соответственно, состояние крайне тяжёлое. У пострадавшего шоковое низкое давление, 70/60, и высокий пульс. Такого пациента надо в первую очередь стабилизировать. 

Врачи Центра корпоративной медицины (ЦКМ) работают по международному протоколу ATLS. Следовательно, пациенту провели осмотр, выявили повреждения — и началась борьба за жизнь. Пострадавшему установили два катетера, обеспечили внутрикостный доступ, начали инфузионную терапию. Из медикаментов использовали кровоостанавливающий препарат транексам, преднизолон (для поддержания сердечной деятельности), анальгетики и вазопрессоры. Для согревания пациента взяли спасательное одеяло. После всех этих мероприятий, когда состояние стабилизировали и убедились, что у человека нет признаков продолжающегося кровотечения, медики перешли к этапу госпитализации.

На любом удалённом объекте в медицинском пункте ЦКМ, где мы оказываем медицинскую помощь, есть врач, фельдшер, полный комплект медицинского оборудования для оказания экстренной помощи. Производственные травмы разного рода в этих местах не редкость, к сожалению, поэтому здравпункт комплектуется с учётом возможных ситуаций. Тем не менее пациента с такого вида травмой оставлять здесь было нельзя, ему требовалась госпитализация в травмоцентр.

Медики получили дополнительные консультации с врачом кол-центра ЦКМ, который рекомендовал разрешить пневмоторакс и записать ЭКГ. Врач поставил дренаж и осуществил экстренную операцию, небольшую, но тем не менее достаточно редкую даже для клиник. Разрешение пневмоторакса не так часто проводится.

Дальше необходимо было транспортировать такого тяжёлого пациента. Везти на автомобиле до отделения? Это займёт 8 часов, что слишком много, учитывая состояние пострадавшего. Поэтому в таких случаях всегда используется санитарная авиация. Мы сделали вызов в центр Медицины катастроф, где сразу же без возражений приняли заявку и вылетел санитарный борт МИ-8 с медицинским модулем, врачом-реаниматологом и фельдшером скорой помощи. 

Тут важно отметить, что санборты, оборудованные специальным медицинским модулем, обязаны быть по проекту развития санитарной авиации. Это не пустой борт, который летит за пассажирами, а, по сути, летающая реанимация. Он должен быть постоянно готов для максимально возможного количества случаев. Медицинский модуль всегда имеет в своём составе: аппарат ИВЛ, вакуумный аспиратор, аппарат мониторинга, шприцевые насосы, вакуумный матрас. Врач перед вылетом берёт с собой укладку с медицинскими препаратами, расходными материалами, реанимационную сумку-укладку.

Борт прилетел в 18:32. Состояние пациента в этот момент оставалось стабильно тяжёлым, поэтому врач санавиации принял решение перевести его на искусственную вентиляцию лёгких. Пациента интубировали, проведя премедикацию. Искусственная вентиляция лёгких позволила ему немного сохранить собственные силы, разгрузить лёгкие, снять дыхательную недостаточность. Перевозили пациента в вакуумном матрасе, медикаменты поступали из инфузоматов, весь полёт проводился кардиомониторинг. Полёт занял 4 часа. В отделении пациент получил специализированную помощь хирурга и травматолога. Ему провели эндоскопию, компьютерную томографию, получили консультацию в федеральном центре травматологии.

Наша задача была подготовить пациента к перевозке: остановить кровотечение, обеспечить адекватное дыхание, согреть, обезболить, а также стабилизировать его состояние для осуществления медицинской эвакуации. А врачи санавиации дополнительно принимали решения, чтобы он смог перенести перемещение: добавляли лекарства и средства иммобилизации, перевели пациента на ИВЛ.

При подобных травмах у человека обычно не больше суток. Это самые нестабильные пациенты, часто они прямо на глазах уходят, но тут всё сложилось самым удачным образом. Наша бригада была вовремя на месте, произвела полностью лечение по международным стандартам, по совету консультанта сделали разрешение пневмоторакса, врач не побоялся и не засомневался при проведении этой непростой процедуры. В дальнейшем прилетела полностью укомплектованная бригада санавиации с врачом-реаниматологом на подготовленном вертолёте. Всё это в совокупности позволило спасти пациента и вовремя доставить его в районную больницу. И вот когда такая цепочка благополучно складывается, то и у пациента есть все шансы на выживание. Если какая-то часть этой цепочки проваливается, то начинаются большие проблемы. Не сработал бы шприцевой насос, не заряжен был бы аккумулятор на кардиомониторе, не смог бы врач на месте провести разрешение пневмоторакса, был бы необорудованный вертолёт или прилетел позже — ситуация сложилась бы совсем иначе.

В этой истории есть два самых сложных момента. Первый — само место, где пришлось оказывать экстренную помощь. Это не больница с чистой палатой, это угольный карьер, где стоит железнодорожный состав, рядом КАМАЗ и где-то там под ним лежит пациент.

Вторая сложность — в том, что медицинскому борту предстояло прилететь в горную местность на необорудованную площадку, да ещё и в тёмное время суток. В идеальных условиях в том, чтобы сесть на неподготовленной площадке или осуществить вылет в ночное время, нет ничего необычного. Опытный лётчик должен уметь это делать, а у вертолёта нет таких ограничений для полётов. Но всё же подобный вылет — большая редкость, и положительное решение может принять только командир. В нашем случае его большая заслуга, что он решился лететь, выполнил рейс ради спасения жизни человека. Честь и хвала ему за это.

Обсудите материал с коллегами в наших сообществах в соцсетях и подпишитесь на медиа, чтобы не пропустить свежие материалы.

  • Вконтакте
  • Telegram
  • Viber
  • Дзен
Полезные статьи с опорой на надёжные источники и мнения лучших экспертов отрасли — в вашей почте
Рассказываем про создание безопасной среды на рабочем месте, удалённое здравоохранение, экстренную медицинскую помощь, обучение сотрудников, управление кадрами и многое другое.
Спасибо!
Проверьте почту

Данная статья носит не рекламный, а информационный характер. Существуют противопоказания к применению и использованию препаратов и медицинских процедур, которые фигурируют в тексте. Необходимо ознакомиться с инструкцией по применению препаратов и процедур и получить консультации специалистов.