Как быть, когда работнику промышленного объекта, расположенного вдали от цивилизации, требуется срочное хирургическое лечение, а на запрос об эвакуации идёт отказ за отказом?

Руководитель направления санитарной авиации Центра корпоративной медицины Юрий Юрьевич Кардаков поделился с «Трудовой обороной» случаем из практики.

Что делать, когда отказывают в эвакуации

Юрий Юрьевич Кардаков

Утром 2 ноября 2020 года водитель погрузчика, работающий на объекте угледобывающей промышленности, обратился в наш медицинский пункт. У него были тошнота, рвота, а также острые боли в животе — справа внизу. Всё происходило на отдалённой разрабатываемой площадке с полным отсутствием дорог и транспортного сообщения. Наш фельдшер провёл полный медицинский осмотр и поставил предварительный диагноз — острый аппендицит. Это острая хирургическая патология, в абсолютном большинстве случаев требуется оперативное лечение. 

Мы организовали консультацию специалиста нашего контактного центра (телемедицинский центр, где есть дежурный врач, а также врачи всех узких специальностей, которые проводят дистанционные консультации медицинского специалиста на объекте, помогают в интерпретации исследований, постановке диагноза и тактике лечения — Прим. ред.) и дежурного врача скорой помощи, чтобы подтвердить правильность действий фельдшера. Совместными усилиями они подтвердили диагноз — острый аппендицит, который требует эвакуации пациента. Но организовать медицинскую эвакуацию службой санитарной эвакуации региона оказалось непросто.

В 11:45 мы позвонили в службу оператора санитарной авиации и получили отказ, то есть наш вызов не приняли. Спустя полчаса оператор вышел на связь, но просто перенаправил в службу 112. Там нас выслушали и перенаправили в службу 03. Мы вновь объяснили, в какой ситуации пациент, оператор нас выслушала и бросила трубку. Более того, она выключила линию 03, регион остался без связи со службой. С такой ситуацией мы в нашей практике ещё не сталкивались. Все разговоры нашей службы контактного центра записываются, поэтому у нас оказалась запись этого отказа.

После дальнейшей борьбы и звонков на дополнительные номера старшего врача диспетчерской службы нас перенаправили в больницу. Дежурный врач сказал дословно, что сомневается в квалификации нашего фельдшера, наших дежурных врачей, оператора санитарной авиации и не считает аппендицит острой хирургической патологией. Это, конечно, удивило нас, но мы не растерялись, сумели переубедить доктора и даже пообещали выслать учебник по хирургии. Но и это не помогло: мы получили отказ в эвакуации от главного врача районной ЦРБ. Он сослался на то, что у пациента нет постоянной регистрации на территории региона. Это грубейшее нарушение законодательства, ведь все граждане России имеют равные права на соответствующую медицинскую помощь вне зависимости от места прописки. 

Тем временем на часах уже было 22:00. С утра до вечера мы звонили в различные службы, рассказывали об острой хирургической патологии, о Конституции РФ и гарантиях бесплатного оказания медицинской помощи. Кроме этого, напоминали о 388-м приказе Минздрава и даже нашли прекрасную памятку (после этой истории высылаем её всем). Вечером состоялась повторная консультация контактного центра, ЦРБ, центра санавиации, центра по заявке региона и объекта. Мы согласовали тактику и объём лечения. Совместными усилиями было решено, что вылет на объект принят и вертолёт должен быть.

Когда казалось, что проблема уже решена, и вызов пришёл в службу санавиации, мы получили очередной отказ в вылете по причине тёмного времени суток. С нашей точки зрения, это неготовность экипажа: в санитарной авиации должны работать наиболее опытные и подготовленные пилоты со всеми допусками, в том числе к полётам в тёмное время суток и полётам по приборам. Но тем не менее мы не стали возражать. Решение принимает командир, никто на него воздействовать не имеет права. И мы с этим абсолютно согласны, всё понимаем. Отказ командира — железный отказ.

Когда мы поняли, что эвакуация не состоится, то развернули палату интенсивной терапии для наблюдения за состоянием пациента. Он получал всё необходимое лечение до момента эвакуации: антибиотикотерапию и адекватное обезболивание. Возможно, кто-то из коллег скажет, что при аппендиците не нужно обезболивать или нет необходимости в антибиотиках. Но в нашей практике, если эвакуация задерживается, мы действуем согласно международным стандартам и назначаем лечение.

На следующий день, 3 ноября, пациент, естественно, не выздоровел. Мы запросили информацию о том, когда будет осуществлён вылет, и получили отказ в вылете из-за погоды: туман. Но мы не оставляли попыток вызвать борт и получили сообщение командира. Он попросил поднять огни посадочной площадки на 60 см. Огни установлены на определённую высоту и поднять их выше технически очень сложно. Более того, это прямое противоречие федеральным авиационным правилам об оснащении вертолётных площадок. Тем не менее техники сумели это сделать, мы выполнили это требование командира, пусть даже и не совсем законное. 

В девять утра мы снова получаем отказ в вылете, нет фельдшера, некому лететь за пациентом. Шли вторые сутки — и только к обеду наконец-то всё сложилось: был найден фельдшер, огни подняты, туман рассеялся и стало светло. Общее лётное время (туда и обратно) составило всего 2 часа 47 минут. Пациента доставили в больницу, в тот же день прооперировали и подтвердили диагноз интраоперационно. На седьмые сутки полностью выздоровевшего мужчину выписали. Сам случай не составлял какого-то особого труда — классический аппендицит, аппендэктомия, но тем не менее все шансы погибнуть у пациента были. И это в 2020 году.

Сложно говорить за всех, но наше мнение — проблема была в человеческом факторе. К сожалению, районная больница нас не слышала, так как система вызова санборта именно в этом регионе децентрализована и нет единой системы, то есть вызовы идут от района в центр, а не наоборот. Для центра мы были как надоедливая муха, от которой они отмахивались.

После этого случая мы привлекли всех, кого только можно, обращались в Минздрав. И после разбора произошли изменения, грубых отказов нет, вызовы идут как часы. Да, порой требуется терпение, настойчивость и важно подключать все ресурсы, в том числе федеральные. В результате получится не только спасти одну жизнь, но и добиться системных улучшений в системе здравоохранения.

Обсудите материал с коллегами в наших сообществах в соцсетях и подпишитесь на медиа, чтобы не пропустить свежие материалы.

  • Вконтакте
  • Telegram
  • Viber
  • Дзен

Данная статья носит не рекламный, а информационный характер. Существуют противопоказания к применению и использованию препаратов и медицинских процедур, которые фигурируют в тексте. Необходимо ознакомиться с инструкцией по применению препаратов и процедур и получить консультации специалистов.